ИНКЛЮЗИЯ В ПРИДНЕСТРОВЬЕ: ПРИЗРАК РЕФОРМЫ

0
525

Дети с ограниченными возможностями должны учиться в обычных общеобразовательных школах. Об этой мировой тенденции в 2013 году заговорили и в Приднестровье. Тогда же утвердили план внедрения у нас инклюзивного образования. Минуло три года, но Минпрос почему-то молчит о реформе.

Тане 10 лет. Весёлая, общительная, любит петь и танцевать, читает и рассказывает стихи, очень дружелюбный ребёнок. Девочка учится в третьем классе Рыбницкой специализированной коррекционной школы.

— Так как у Танюши эпилепсия, медико-педагогическая комиссия рекомендовала нам обучение именно в этой школе, — рассказывает мама девочки Светлана Сергеевна. – И это, несмотря на то, что мы посещали обычный детский сад. За все эти годы, у Тани ни разу не было приступа в саду, и я очень хотела, чтобы моя девочка училась в обычной школе. К сожалению, мне пришлось столкнуться с тем, что нам в двух школах города мягко отказали. Аргументировали отказ тем, что у ребёнка особенности в развитии, и она не сможет освоить обычную школьную программу, — с горечью в голосе делится мама Танюши. – Когда несколько лет назад я услышала об инклюзии, у меня появилась надежда, что наши детки с особыми потребностями, смогут посещать обычные школы, учиться вместе со всеми и получить образование, которое в будущем позволит им выбирать, где учиться дальше. А после коррекционной школы у них и выбора то нет, — заключила Светлана Сергеевна.

То, что инклюзивное образование для детей с ограниченными возможностями – это шанс на равноправное сосуществование в обществе, а для их родителей – мечта, очевидно.  В европейских странах такое образование уже давно не надежда, не мечта, а норма.

Инклюзивное образование – это не отдельно сформированные коррекционные классы, а такая организация процесса обучения, при которой все дети, независимо от их физических, психических, интеллектуальных, культурно-этнических, языковых и иных особенностей, включены в общую систему образования. Они должны обучатся по месту жительства вместе со своими сверстниками в общеобразовательных школах, где учитывают их особые образовательные потребности   и оказывают необходимую специальную поддержку. Инклюзивное обучение детей с особенностями развития совместно с их сверстниками – это обучение разных детей в одном классе, а не в специально выделенной группе (классе) при общеобразовательной школе.

Если бы не Хаммамберг…

На левобережье Днестра об этом задумались в 2013 году после визита Старшего эксперта ООН по правам человека в Приднестровье Томаса Хаммарберга. Напомним, что в ходе отдельных миссий он трижды посещал республику. Спустя время в своём отчете эксперт описал текущее положение дел, и дал рекомендации по улучшению ситуации в сфере соблюдения прав человека. Социальная инклюзия как раз и стала одной из 9 затронутых им областей.

В июле 2013 года по распоряжению главы государства была создана Межведомственная рабочая группа, которая разработала план действий по реализации рекомендаций эксперта. Уже осенью президент ПМР Евгений Шевчук подписал Указ №523, которым утвердил план мероприятий по реализации рекомендаций Старшего эксперта ООН по правам человека в Приднестровье. (http://president.gospmr.ru/ru/news/ukaz-prezidenta-pmr-no-523-ob-utverzhdenii-plana-meropriyatiy-po-realizacii-rekomendaciy)

Искусное планирование

Планы по внедрению инклюзивного образования были грандиозными. Их по пунктам расписали в приложение к Указу №523. (файл- приложение). Четко обозначили и проблемы и пути их решения. Исполнитель – Министерство просвещения ПМР.

В СМИ появились публикации о том, что в Приднестровье будет внедряться инклюзивное образование, и концепцию уже утвердили в первом чтении. При ее разработке учли опыт России, Украины, Молдовы и даже европейских стран. ( http://novosti pmr.com/ru/news/13-11-28/v-minprose-pridnestrovya-obsuzhdayut-koncepciyu-inklyuzivnogo. )

Собирались совершенствовать нормативно-правовую базу, создавать систему ранней диагностики и выявления детей с ограниченными возможностями. Наконец, внедрять новые образовательные стандарты, программы и технологии. Кроме этого, к образовательному процессу должны были привлечь родителей таких детей, отдельно обучить профильных педагогов. Говорили, что необходимые работы проведут и в сфере доступной среды в общеобразовательных школах и детских садах.

В апреле 2014 года в Приднестровье была окончательно утверждена концепция инклюзивного образования. Тогда начальник главного управления образования Министерства просвещения ПМР Любовь Лысак рассказала представителям СМИ, что с 1 сентября 2014 года планируется запустить пилотный проект. (http://novostipmr.com/ru/news/14-04-30/minpros-pmr-utverdil-koncepciyu-inklyuzivnogo-obrazovaniya).

Денежные средства на него собирались получить из внебюджетных источников.

Загадки для Минпроса

Есть ли реальные примеры инклюзивных классов; сколько в них обучается детей с особыми потребностями, сколько педагогов прошли профильное обучение для работы с детьми с ограниченными возможностями в инклюзивных классах; сколько средств выделили для реализации этого проекта; сколько уже использовано и по каким направлениям – это лишь часть вопросов из официального письма, адресованного в Министерство Просвещения ПМР еще 11 января 2016 года. (Запрос в минпрос).

Но вместо конкретных ответов от чиновников мы получили только встречный вопрос: каким образом и в каких целях будет использована запрашиваемая информация? ответ на первый запрос

Такая реакция удивила, ведь это публичные данные, которые должны быть общедоступны. Удовлетворив интерес Минпроса, и объяснив свою цель – это желает знать общественность – 10 марта 2016 года мы направили очередной запрос. Прошёл месяц. Ответа не было. Вооружившись диктофоном и телефоном начала звонить в министерство. Об этом можно написать отдельный материал с банальным заголовком «Бег по кругу». Тем не менее, удалось связаться с ответственным за запрос –

начальником общего образования Николаем Багинским. Вскоре на запрос нам все-таки ответили – тремя печатными листами, содержащими ссылки на различные законы, статьи и подпункты, которые практически не имеют никакого отношения к инклюзивному образованию. Человеческим языком объяснить, что было сделано, нам так и не смогли. О Концепции инклюзивного образования в Приднестровье было сказано только в предпоследнем абзаце: «Сообщаем, что изложенные в проекте Концепции инклюзивного образования в ПМР направления деятельности и мероприятия реализовывались и реализуются в организациях образования ПМР в настоящее время». (ответ из минпроса 1,2)ответ минпроса 1  ответ минпроса 2

Где, как, кем, в каких масштабах и за счет каких средств реализуется концепция по внедрению инклюзии из ответа министерства просвещения так и осталось загадкой.

Завершающий телефонный разговор с представителем Минпроса обескуражил:

Багинский: – Больше, чем в письме есть, к сожалению, на данный момент не могу ничего сказать. У нас разное понимание и толкование того, что вас интересует, и разный подход к этой системе, к сожалению. У вас преследуются одни цели, у нас совершенно другие.

Журналист:  – Поясните, пожалуйста, хотелось бы понять, что вы имеете в виду?

Багинский: – У меня на данный момент, к сожалению, времени нет, извините. (звук. Файл – Багинский)

 

Тем временем в школах

Только непосредственное общение с руководством  нескольких рыбницких школ, а также с начальником Рыбницкого УНО Зоей Герасимовой немного прояснили ситуацию.

Картина вырисовывается, мягко говоря, не радужная. Абсолютно разные школы. В некоторых из них об инклюзии слышали только из СМИ. Инклюзивные классы, которые должны были быть организованы в рамках Концепции, отсутствуют. А из разговора с начальником Рыбницкого УНО Зоей Герасимовой стало ясно, что инклюзивное образование в Приднестровье возможно только для детей без нарушения опорно-двигательного аппарата, без особенностей в развитии, то есть только для детей, которые и до этого могли обучаться в общеобразовательных школах (!).

— В чем вообще специфика инклюзивного образования – это создать условия, чтобы привести ребенка в общеобразовательную школу, в общеобразовательный класс и получать образование по своему индивидуальному плану, по его возможностям. Нет, такого, пока у нас нет. У нас есть специальная коррекционная, где наши дети обучаются», — рассказала Зоя Ивановна. (звук –Герасимова 1)

 

Кроме того, на сегодняшний день, как объяснила начальник Рыбницкого УНО, в городе и районе Концепция инклюзивного образования в подвешенном состоянии из-за отсутствия документов.

— Ни один документ, ни концепция как таковая, ни программа не поступили в работу. У нас их нет сегодня», — сказала Зоя Герасимова. (звук –Герасимова 2)

 

Что же получается? Об инклюзии поговорили, документы разработали, расписали все проблемы, пути их решения, утвердили концепцию инклюзивного образования, а реальных действий так и не последовало. Как же тогда быть с интегрированием детей с ограниченными возможностями в общество, которых в нашей республике проживает более 1,5 тысяч? Все они обучаются обособленно. В Приднестровье функционирует 13 специальных коррекционных организаций образования, в дошкольных образовательных учреждениях работает 81 специальная коррекционная группа, в школах создано 20 специальных коррекционных классов. (http://minpros.info/index.php?option=com_content&task=view&id=97).

Возможно, глядя на пример соседних государств (Молдовы, Украины, России), где инклюзивное образование пусть не идеально, мелкими шагами, но внедряется, в Приднестровье этот воз тоже сдвинется с мертвой точки.

Автор: Дарья Громова.

 

- Реклама -

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here